Адвокат и телефон

Адвокат доказал в суде, что сотовый телефон его рабочий инструмент.
Как известно, главный посредник, связывающий следственно-арестованного с внешним миром, - это его адвокат. Однако адвокаты также порою подвергаются репрессиям со стороны сотрудников СИЗО.
И вот недавно был создан прецедент. Верховный суд России рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению адвоката Еремеева М.Е., о признании недействующими в части пунктов 76,80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. №205. Эти правила в том числе касаются проноса в изолятор на встречу с клиентом адвоката мобильного телефона (своего, естественно). Верховный суд признал, что адвокат имеет право брать мобильник в СИЗО, так как телефон, в числе прочих, - его рабочий инструмент, при помощи которого он выполняет свои профессиональные обязанности.

Заявление решено удовлетворить

Подробнее о Правилах внутреннего распорядка. В соответствии с пунктом 76 Правил, лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией исправительного учреждения (ИУ) порядка проведения свидания, сдают запрещенные вещи на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под расписку.

Пунктом 80 Правил установлено, что пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими но свидание с осужденными, в комнаты краткосрочных свиданий не допускается. На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива). Еремеев М.Е. обратился в Верховный суд Российской Федерации с заявлением о признании пунктов 76,80. Правил недействующими в части, препятствующей защитнику пользоваться при свидании с осужденным техническими средствами связи на территории ИУ.

Его аргументация такова Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подпункты 1,3 пункта 3 статьи 6), Уголовно-процессуальным кодексом РФ (статья 84, подпункт 1 части 3 статьи 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, получать и представлять предметы, документы и иные сведения к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. Этот федеральный закон оказался весомым аргументом. Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный суд Российской Федерации решил заявление Еремеева М.Е. - удовлетворить.

Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу пункты 76, 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 3 ноября 2005 г. № 205 в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным средств связи. Вроде бы на этом и все. Однако…

Большинство тюремщиков не в курсе

Многие адвокаты, окрыленные решением Верховного суда, сейчас недоумевают. Потому что им по прежнему на КПП СИЗО настоятельно предлагается сдавать свои мобильники и ноутбуки.

Конечно, защитники протестуют и ссылаются на букву закона, наконец, на решение Верховного суда. Но тюремщики говорят просто и доходчиво: нам от начальства каких-либо распоряжений на этот счет не поступало. И тут делай, что хочешь. Справедливости ради, надо сказать, что в отдельных изоляторах, в основном столичных,новые правила уже выполняют. Видимо, там лучше знают законы. Просто сотрудники записывают марку и номер телефона - важно, чтобы на выходе они совладали. И все.

А чем же так опасны для пенитенциарной системы телефоны и ноутбуки в руках адвокатов? На них можно перенести определенную информацию. Однако стоит заметить, что телефоны есть и у подследственных, хоть это и незаконно. Но уже почти узаконено. Неформально.

Поэтому нет ничего особенного в том, что у защитника есть телефон. Не говоря уже о ноутбуке - он действительно является важным инструментом работы адвоката в камере. Там материалы дела. Это удобно в конце концов.

И еще. Согласно Правилам внутреннего распорядка, сотрудникам следственных изоляторов и исправительных колоний также запрещено проносить на территорию спецучреждений мобильные телефоны. Но все, кто бывал за решеткой, знают, что абсолютно все сотрудники проходят КПП с мобильниками. Некоторые из них их потом и продают зекам. Отсюда такое огромное количество сотовых телефонов в местах, где их вроде бы и не должно быть. Но на это никто внимания особо не заостряет.

Любопытно, но сейчас уже почти никто не вспоминает об идее двух-трехлетней давности - оснастить все российские следственные изоляторы глушилками против мобильной связи. Как-то это идея подозрительно быстро завяла. Если мобильники в тюрьме до сих пор существуют, значит, это кому-нибудь нужно.

Комментарий адвоката Международной коллеги адвокатов «Санкт-Петербург» Иосифа Габуния:

Конституция РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Федеральный закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» закрепляет право адвоката на использование технических средств при оказании им правовой помощи.

Проблему, связанную с определением режима свиданий адвоката с подзащитным в помещении исправительных учреждений, проанализировал Конституционный Суд РФ еще в 2001 году. Согласно сформулированной им правовой позиции, только федеральный законодательный орган имеет право определять условия и порядок реализации права гражданина на помощь адвоката.

В 2005 году Министерством юстиции РФ были утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждении, в которых установлена обязанность любого лица, прибывшего на свидание с осужденным сдать на хранение запрещенные вещи, в том числе фотоаппараты, видео-, аудиотехнику и средства связи. На практике реализация данного положения приводила к тому, что адвокатам было запрещено использование названных технических средств при оказании правовой помощи в комнатах свиданий исправительных учреждений. С учетом такого применения Верховный суд РФ признал недействующими соответствующие пункты Правил внутреннего распорядка, указав при этом, что только федеральным законом могут быть установлены какие-либо ограничения и запреты на пронос адвокатом в исправительные учреждения предметов и вещей для использования при свидании с осужденным в целях оказания им квалифицированной
юридической помощи.

Согласно Гражданско-процессуальному кодексу РФ, решение суда о признании нормативного правового акта недействующим влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта. Решение Верховного суда РФ вступило в законную силу, следовательно, органы ФСИН России не вправе применять пункты Правил, запрещающие адвокатам пронос на территорию ИУ технических средств.

Однако руководство ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области грубо игнорирует решение Верховного суда РФ и уклоняется от его исполнения. Так, в ноябре 2009 года при посещении своего подзащитного в ИЗ-47/1 ГУФСИН России по СПб и ЛО, я попытался пронести в комнату свидании мобильный телефон, обосновав свое право ссылкой на решение Верховного суда РФ. Сотрудниками изолятора мне было отказано в связи с тем, что им не было дано по этому поводу никаких указаний от руководства.

Следует отметить, что руководство ГУФСИН России по городу Москве более ответственно относится к своим обязанностям и доводит до сведения подчиненных все изменения в нормативные акты, регулирующие деятельность исправительных учреждений. При посещении ИЗ-77/3 ГУФСИН России по г. Москве 30 ноября 2009 года мне было разрешено пронести на территорию данного учреждения средство связи.

По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2010г.)